Дмитрий Шульгин проводит все отпуска в горах
Дмитрий Шульгин проводит все отпуска в горах

От маргарина и золота до шпилек и гаек

В юности челябинец Дмитрий Шульгин мечтал запускать космические корабли. По образованию он инженер-механик, окончил факультет ракетно-космической техники ЧПИ (ныне ЮУрГУ). Но в начале 90-х годов, когда выпускники престижного факультета получили дипломы, найти работу на космодромах Байконур, Плесецк или хотя бы в оборонке, не было никакой возможности. Дмитрий вспоминает, как они с товарищем по большому блату устроились грузчиками на металлобазу. Потом он перепробовал еще несколько профессий.

Выпускник ЧПИ должен был работать на космодроме
Выпускник ЧПИ должен был работать на космодроме

– В 90-е годы жизнь была веселая. Где только не трудился, – улыбается Дмитрий Шульгин. – В ювелирном магазине начинал продавцом, потом стал директором. Масло с маргарином продавал.

Весь мир на ладони: работник челябинского завода покорил Эльбрус и Килиманджаро

На завод по производству деталей и узлов трубопроводов «КОНАР» он пришёл 16 лет назад. Собеседование с Шульгиным вёл сам Валерий Бондаренко, собственник Промышленной группы «Конар», до которой разросся тот самый завод. Тогда на предприятии Дмитрий был первым и единственным менеджером по продажам.

Телефон - незаменимый атрибут отдела продаж
Телефон - незаменимый атрибут отдела продаж

– Времена тяжелые, дефицит живых денег, расцвет бартера. Меня взяли продавать фланцы и крепёж. Звезды сошлись – мне все нравилось: работа, товар (железо все же ближе к техническому образованию), директор – классный мужик, – перечисляет Шульгин. – Наработанные навыки продаж пригодились. Хотя продукцию машиностроения продавать гораздо сложнее, чем продукты или золото.

За 16 лет Дмитрий исколесил всю страну и ближнее зарубежье
За 16 лет Дмитрий исколесил всю страну и ближнее зарубежье

Дело пошло, позже Дмитрию поручили организовать отдел продаж и дилерскую сеть предприятия по всей стране. Каждую неделю он отправлялся в командировки, весь СНГ объехал по два-три раза: от Минска до Сахалина, от Ташкента до Сургута и Ханты-Мансийска.

Сначала создавал отдел продаж, потом дилерскую сеть
Сначала создавал отдел продаж, потом дилерскую сеть

– У нас в России, пока не повстречаешься лично (стучит по подбородку), никакой договор не заключишь, – улыбается Дмитрий. – Отделов маркетинга и рекламы тогда не было, так что выполнял еще и эти обязанности. Выставки организовывал, общался с посетителями.

Весь мир на ладони: работник челябинского завода покорил Эльбрус и Килиманджаро

В прошлом году, когда «КОНАР» переезжал на новую площадку, для сотрудников ввели электронные пропуска. Всем понадобились шнурочки, на которые их можно повесить. Дмитрий открыл нижний ящик стола, куда складывал бейджики. И достал 42 штуки – на весь отдел хватило.

На предприятии давно привыкли к миллионным цифрам в счетах и контрактах. Изменился и круг клиентов. Если 10-15 лет назад работали в основном с посредниками, то теперь это конечные потребители – крупнейшие компании России.

В прошлом году группа "КОНАР" переехала на площадку Станкомаша
В прошлом году группа "КОНАР" переехала на площадку Станкомаша

– Требования к продукции – к металлу, обработке, упаковке – также стали строже. Конкуренция сильная, – добавляет Шульгин. – И главный наш конкурент – Китай. Очень они активничают и пытаются рынок отвоевать.

Весь мир на ладони: работник челябинского завода покорил Эльбрус и Килиманджаро

На мой вопрос, пытались ли его переманить, Дмитрий машет рукой. Мол, было, но давно и бесполезно.

– От добра добра не ищут. Я здесь вырос, сам многое организовал, рынок прекрасно знаю, – говорит он. – И совершенно искренне восхищаюсь теми, кто по-хорошему вкладывается в промышленность.

В горы забрел случайно

Всё началось десять лет назад, когда один из друзей Дмитрия загорелся идеей съездить в Африку и покорить Килиманджаро. Со студенческих времен они часто ездили куда-нибудь отдыхать впятером.

Грозный Таганай теперь кажется мирной игрушкой
Грозный Таганай теперь кажется мирной игрушкой

– Товарищ уверял, что поход на Килиманджаро – это очень просто, все туда ездят. Даже безногие карлики на вершину поднимаются, чего уж нам бояться, – улыбается Дмитрий Шульгин. – Сейчас я поражаюсь, какая же это была авантюра! Прилетели в чёрную Африку пять белых дураков. Никогда выше тысячи метров не поднимались, а тут пошли шеститысячник покорять. Никому не советую так делать.

Здесь фотографируются покорители Килиманджаро
Здесь фотографируются покорители Килиманджаро

Челябинцам посоветовали гида, который «классно говорит по-русски». Позже выяснилось, что давным-давно он один раз водил в горы группу с Украины, а в действительности по-русски ни бум-бум. В снаряжении новоявленные альпинисты тогда не особо понимали: что-то купили, что-то в прокат взяли. В итоге почти все было старое, рваное и грязное.

На пути к вершине чем выше, тем кислорода меньше. Очень скоро друзей сразила горная болезнь – тошнота, как с жуткого похмелья, постоянное головокружение, слабость и так далее. Но, несмотря на это, за пять дней Дмитрий и его товарищи поднялись на Килиманджаро. Сфотографировались у стелы на высшей точке Африки и в тот же день спустились вниз.

Масаи в Танзании любят позировать туристам
Масаи в Танзании любят позировать туристам

На обратном пути успели попутешествовать по национальным паркам, проехали по обычным селениям, где живут масаи.

– Меня зацепило то, что мы побывали в настоящей Африке. Не там, где обычно водят туристов, а среди коренного населения, – рассказывает Дмитрий. – И, конечно, экзотическая природа поглощает все твое внимание – крокодилы, обезьяны, зебры, жирафы.

Энергия Мачу-Пикчу

Отделавшись лёгким испугом, друзья решили продолжить горные приключения. И отправились в Южную Америку Там они задумали совершить восхождение на Аконкагуа. Гора находится в Аргентине, на границе с Чили, высотой почти семь тысяч метров над уровнем моря. На этот раз подготовились получше – учли предыдущие ошибки и советы бывалых. Но на высоте 5200 м в базовом лагере серьезно заболел один из друзей, и врач не разрешил идти дальше.

Затерянный город инков в Перу
Затерянный город инков в Перу

Чтобы не терять время – до отлёта на родину оставалось несколько дней, челябинцы рванули в соседний Перу. А там просто не могли проехать мимо знаменитого заброшенного города инков – Мачу-Пикчу. Место очень странное и необычное – высота 3600 м над уровнем моря, горы, обросшие джунглями. А одна из верхушек как будто срезана – на ней и стоит таинственный город.

Перед глазами путешественников открывается завораживающая картина. Можно сесть на импровизированную террасу и зависнуть на несколько часов: смотришь вдаль на голубые горы, на протекающую внизу речку, проплывающие облака.

– Есть такое понятие – место силы, то есть точки, где выходит земная энергия. Я всегда к этому относился несколько скептически, – говорит Дмитрий. – Но здесь даже на меня, похоже, подействовало. Я присел и очнулся только к вечеру, когда местные начали туристов из парка выгонять. Голова отключается, освобождаешься от тревог и суеты. Точно такое же ощущение у меня было однажды на Алтае, когда ходили на гору Белуха. Так что искренне всем советую посмотреть на это место не только как на архитектурный памятник.

На вершине захватывает дух
На вершине захватывает дух

Страшные открытия

Первое время покорение горных вершин было одним из пунктов путешествий Дмитрия, наряду с прогулками по побережью и посещением исторических достопримечательностей. Друзья ездили «дикарями» – без путевок: покупали билеты, на месте выбирали гостиницу, а дальше – куда кривая вывезет.

В 2008 году друзья поехали в Армению. Побывали в античных храмах и подземных пещерах, увидели каменные обсерватории, сооруженные древним человеком. В общем, активно впитывали в себя культурно-историческую атмосферу. А потом, разглядывая карту, наткнулись на городок Агдам. Люди старшего поколения помнят, что так назывался знаменитый в советское время портвейн. Друзья встрепенулись и решили лично посетить это место.

Горы - это тяжёлый труд
Горы - это тяжёлый труд

– Я за рулем, ребята на заднем сиденье, едем, веселимся, настроение отличное, – вспоминает Дмитрий. – Влетаем на на трассу недалеко от Нагорного Карабаха и чувствуем: что-то не так.

По обеим сторонам дороги стоят разбитые танки, видны таблички «Заминировано», остатки рвов и окопов. Жуткое впечатление произвело заброшенное кладбище – оно все расстреляно прямой наводкой. С горы Агдам кажется красивым городком, утопающим в зелени.

Перед каждым восхождением надо проверить снаряжение
Перед каждым восхождением надо проверить снаряжение

– Въезжаем, а он тоже опустевший, жителей нет, одни разрушенные дома. В глаза бросился явный диссонанс: буйно цветут сады, висят огромные груши, яблоки и гранаты – и кругом таблички «Заминировано», – рассказывает Дмитрий. – Смех у нас сразу стих, веселость пропала. Конечно, я знал по газетам, что там была война, но никогда так близко с этим не сталкивался. Люди, которые жили рядом сотни лет, вдруг пошли друг друга резать и убивать. Это очень страшно. С такой же болью сейчас смотрю на все военные конфликты.

Самое сложное – монотонность

Через пару лет после первого восхождения Дмитрий «заболел» горами и решил заняться альпинизмом всерьез. Шульгин говорит, что начался другой этап его жизни. Друзьям больше нравилось путешествовать, поэтому все следующие восхождения Дмитрий совершал уже с профессиональными альпинистами.

На Эльбрус всегда много желающих
На Эльбрус всегда много желающих

Одним из запоминающихся стал поход на Эльбрус – 9 мая 2013 года Шульгин встретил на вершине горы. На восхождение ушло восемь часов: шесть туда и два часа обратно.

– В этот день там проводились соревнования по скоростному забегу на Эльбрус. Так что «испортили» мне картинку своими плакатами, – смеется он.

Весь мир на ладони: работник челябинского завода покорил Эльбрус и Килиманджаро

Эльбрус, конечно, известный бренд. Но сейчас, с высоты сегодняшнего альпинистского опыта, Дмитрий понял, что это простой маршрут. Одним из самых трудных Шульгин считает восхождение на высшую точку Алтая – гору Белуха, 4506 м над уровнем моря.

– Это настоящая «тройка», таким маршрутом не стыдно похвастаться даже среди опытных альпинистов, – объясняет Дмитрий. – Тут тяжелы сами подходы к горе. Нужно четыре дня идти до штурмового лагеря, преодолеть перевал Делоне, а это шесть веревок вверх почти по отвесной ледяной стене, над пропастью. Потом ледник Менсу – тоже настоящее испытание: и трещины, и туманы... Плюс от штурмового лагеря достаточно серьезный переход: трещины, подъём, штурм по стеночке перед самой вершиной. В общем все прелести альпинизма присутствуют. Поэтому горжусь, что сходил на Белуху, причем с первого раза.

Непал манит не только горами
Непал манит не только горами

В книжке альпиниста у Дмитрия Шульгина отмечено 14 восхождений. На самом деле было больше, но самые простые он предпочитает не пересчитывать. А самым сложным считает долгие монотонные переходы по дороге к штурмовому лагерю.

– В горах главное – не физическая сила, а выносливость, – делится опытом Дмитрий. – Важно, чтобы хватило дыхания и терпения. Для меня самое тяжелое во всех восхождениях – терпеть, когда тебе плохо, тебя колошматит. Думаешь: зачем я поперся, да чтоб еще раз, да никогда в жизни…

Лучший подарок для альпиниста – покорение новых вершин. В прошлом году на юбилей Дмитрий устроил себе праздник – пошёл на Монблан. Собственное 45-летие встретил в колыбели альпинизма, покорив высшую точку Западной Европы.

Идущие в одной связке знают, на кого можно рассчитывать
Идущие в одной связке знают, на кого можно рассчитывать

Зачем идёте в горы вы?

Обычно Дмитрий берёт двухнедельный отпуск, этого времени хватает на серьезное восхождение или на альпинистские сборы. Подготовка к экспедиции начинается за несколько месяцев: здоровый образ жизни, приём витаминов, бег, зарядка и так далее.

– Поначалу моя семья думала, что это все ненадолго. Мол, сходит еще разок и успокоится, – улыбается Дмитрий. – Но теперь привыкли, что хотя бы раз в год я уезжаю в горы. Бывает, не успеешь до аэропорта доехать, уже начинаешь скучать.

Когда горы запали в душу
Когда горы запали в душу

С опытом приходит понимание, как много ненужных вещей раньше брал с собой. По его словам, рюкзак для серьезного похода должен весить 20-25 кг. Если меньше, ты чего-то не взял, если больше – ты просто его не поднимешь.

– В горах не то что килограмм, там каждый грамм на счету. Не нужны никакие дурацкие котелки и лишняя одежда, – перечисляет он. – Доходит до смешного: люди отпиливают ручки у зубной щетки.

Камчатка по-своему удивительна
Камчатка по-своему удивительна

– Веревка толщиной в 12 мм – это все, на чем держится твоя жизнь. И это не громкие слова, это реальность, – говорит Дмитрий. – Особенно остро чувствуешь это, когда отталкиваешься от стены и повисаешь над пропастью.

Экзотика Катманду
Экзотика Катманду

Многие альпинисты просто физически не могут использовать чужую веревку – не дает покоя мысль: а вдруг кто-нибудь наступил на нее «кошкой». Альпинистская веревка состоит из волокон и обмотки: в таких случаях снаружи ничего не видно, а внутри возможно нарушение. И при рывке или еще каких-нить обстоятельствах веревка может порваться.

Весь мир на ладони: работник челябинского завода покорил Эльбрус и Килиманджаро

В конце беседы спрашиваю Дмитрия: что же его все-таки тянет в горы? И он признаётся, что постоянно задаёт себе тот же вопрос.

– Наверное, очередной раз доказываешь, что ты способен на преодоление себя. Заснеженные горы, ярко-синее небо, пьянящий воздух и чувство победы – прежде всего, над самим собой. Для нас – городских жителей, офисных работников – это совершенно другой прекрасный мир, – формулирует Дмитрий. – Ещё я люблю альпинизм за то, что тебя окружают правильные люди. В горах проходимцы не задерживаются. Может, прозвучит высокопарно, но горы их отторгают, там маски слетают на раз.

Весь мир на ладони: работник челябинского завода покорил Эльбрус и Килиманджаро

Именно горы подарили Дмитрию новых друзей по всей России – от Москвы и Питера до Камчатки. Тех, на кого всегда можно положиться. Тех, кого последний раз он видел в советском кино.

P.S. Если вы знаете интересных людей, работающих на челябинских заводах, и считаете, что о них стоит рассказать на 74.ru, пишите на почту редакции.