Сага о «Гринфлайте»: пьеса в трех действиях с двумя антрактами

История компании «Гринфлайт» и микрорайона «Академ Riverside» — трагедия поистине шекспировских масштабов, только вот главные герои в этой трагедии не вымышленные персонажи, а настоящие люди с семьями, надеждами и планами на будущее. В 2013 году, когда началась самая масштабная стройка Челябинска, эти семьи готовились переехать в новые квартиры, но спустя пару лет возведение домов остановилось. Возобновиться ему суждено было только в 2016 году.

Сага о «Гринфлайте»: пьеса в трех действиях с двумя антрактами

Действие первое: амбициозное начало «стройки века»

Время действия — 2013 год, незадолго до начала экономического кризиса, драматичного падения цен на нефть и шоковых скачков курсов иностранных валют.

ЖК «Академ Riverside», один из самых громких проектов на Урале, начали строить в одном из живописнейших мест Челябинска — вдоль Университетской набережной по соседству с реликтовым сосновым бором и главным городским парком отдыха им. Гагарина, а проект в целом позиционировали как «удачное сочетание уже существующей развитой инфраструктуры, транспортной доступности и экологичности проживания».

Амбициозному проекту требовались колоссальные финансовые ресурсы — объем кредита на строительство жилого комплекса составил без малого миллиард рублей. Кредитором выступил федеральный СМП Банк, активный участник важных социальных и инфраструктурных проектов. Стройка началась ударными темпами: возводились дома, объекты социальной инфраструктуры, дороги. Однако в какой-то момент строительство начало буксовать, покупатели квартир в высотках стали беспокоиться о судьбе своего будущего жилья и обращаться во все инстанции — сроки сдачи были все ближе, а район по-прежнему оставался пугающим недостроем.

Параллельно менялась власть в регионе, шли непрекращающиеся дискуссии о судьбе «Академа», собирались бесконечные рабочие группы, а людям ничего не оставалось, как сплотиться и бороться за правду — главную правду: почему остановилась стройка и кто виноват в том, что тысячи семей остались без жилья. Манифестации дольщиков, одиночные пикеты, митинги и автопробеги дольщиков «Академа» стали рутинной реальностью для Челябинска.

Сага о «Гринфлайте»: пьеса в трех действиях с двумя антрактами

Действие второе: время умирающей надежды

Стройка полностью встала весной 2016 года. То, что в идеальном мире казалось невозможным, в реальности обернулось ледяным дождем среди ясного летнего неба — более 5000 семей остались без жилья и всяких надежд на безоблачное будущее. Пресловутый принцип too big to fail («слишком большой, чтобы упасть») не сработал. Самые активные — те, кто вложил последние деньги в новое жилье, и для кого договор долевого участия строительства «Академ Riverside» был не просто инвестицией, а покупкой долгожданной отдельной квартиры — организовали инициативную группу дольщиков «Гринфлайта».

В период неопределенности и психологического хаоса СМП Банк по сути был единственным участником действа, кто не отворачивался от дольщиков, а был с ними в постоянном контакте, через свой административный ресурс добивался ответов на вопросы, взаимодействовал с правительством региона, хотя объективно был также стороной пострадавшей (дольщики являются кредиторами первой очереди, остальные инвесторы — кредиторы последующих очередей, у которых шансов на возврат вложенных средств объективно меньше в силу юридических особенностей.Прим. ред.).

Общими усилиями и дольщики, и кредитор были услышаны, а проблемой всерьез занялось новое руководство региона. Ситуацию под личный контроль взял губернатор Челябинской области Борис Дубровский.

Сага о «Гринфлайте»: пьеса в трех действиях с двумя антрактами

Действие третье: ветер перемен

Общее напряжение росло с каждым месяцем, поскольку «Академ Riverside» — это не просто несколько домов, а большой район из многоэтажных жилых строений (высота домов до 24 этажей). Достройка проекта такого уровня требовала максимально тщательного подбора инвестора, который мог бы взять на себя завершение строительства.

Отсекалось предложение за предложением — ни одна из финансовых моделей, представленных СМП Банку, не предусматривала достаточного финансирования со стороны потенциальных застройщиков ЖК. Банк не мог позволить добровольно возложить на свои плечи и плечи собственников финансовое бремя завершения проекта — проводился скрупулезный аудит всех предложений. Перед кредитором стояла задача найти компанию, которая не только финансово стабильна и обладает необходимой экспертизой для подобного рода строительства, но и наравне с банком осознает всю ответственность и социальную значимость ЖК «Академ Riverside».

По результатам жесткого конкурса выбор остановили на «Тресте Магнитострой» бизнесмена Олега Лакницкого, который в итоге занял пост генерального директора «Гринфлайта» и возглавил процесс достройки домов. Свои твердые намерения достроить дома и вручить людям долгожданные ключи от квартир СМП Банк и «Трест Магнитострой» закрепили в меморандуме, который подписали в октябре 2016 года. Однако документ — это лишь полдела, для завершения строительства требовались средства. Поверив в новое руководство «Гринфлайта», СМП Банк выделил дополнительные средства и дал обещание выделить столько денег, сколько потребуется для завершения строительства всех домов без исключения. Благодаря общим усилиям вопрос с «Академом» сдвинулся с мертвой точки.

Сага о «Гринфлайте»: пьеса в трех действиях с двумя антрактами

Эпилог

Сегодня «Академ Riverside» возвращается к жизни и становится тем, чем задумывался — современным районом с развитой инфраструктурой и видами на сосновый бор. Дома сдаются в эксплуатацию, дольщики получают долгожданные ключи, однако сроки строительства по сравнению с изначально запланированными серьезно сдвинулись — завершение строительства последних домов ожидается к концу 2019 года. Но даже с учетом этого «Академ Riverside» можно назвать удачным примером: сдвинутые сроки строительства кажутся меньшим злом по сравнению с перспективой вообще не получить свои квартиры, которая, к сожалению, стала реальностью для многих обманутых дольщиков по всей стране.

Автор материала – Павел Орлов.